Последняя тюрьма на Колыме.

DSC_2630
О Колыме существует устойчивый стереотип, что здесь был карцер страны Советов. Эти времена прошли в середине 50х ГУЛаг уже в прошлом, а последняя зона на Колыме закрылась в зимой 2005-06г. Это ИТК 261/3.

DSC_2598
Что происходило на Колыме в 70х-80х? Часто возникали споры, сколько всего заключенных в СССР, назывались фантастические цифры от тридцати миллионов до трехсот тысяч, статистика вся засекречена.
В Магаданской области на 400 000 населения 1 лагерь общего режима, 1 усиленного, 3 строгого, 1 особого, 1 колония-поселение, 1 колония для алкоголиков, 1 лагерная больница, 2 следственных тюрьмы и около 20 камер предварительного заключения, причем женщин, несовершеннолетних и тех, кто получил "крытку", отправляют на "материк". Общее число заключенных, по самым осторожным подсчетам, около 6 000, то есть 1,5% от всего населения. По Свердловской области я мог провести более косвенные подсчеты, получалось от 1 до 1,5%. Если эти данные экстраполировать на весь Союз, получится около трех миллионов заключенных, не считая "химиков", ссыльных, административно-высланных, лиц под административным надзором и с ограничениями в связи с судимостью.
ИТК 261/3 Талая относилась к общему режиму.

DSC_2599
Среди известных ЗК на Талой чалился диссидент писатель-публицист Андрей Амальрик

"Уже темнело, когда машина остановилась у вахты. Я увидел двухэтажный побеленный барак, забор, колючую проволоку сверху, шлагбаум и маленького солдата с плоским лицом.
— Погорячился парнишка — понаписал чего не надо, — сладким голосом сказал дежурному офицеру скопческого вида нарядчик, записывая мою статью и срок в амбарную книгу. Услыхав через несколько дней по радио передачу обо мне - конечно, весьма нелестную, — он пришел в восторг, что сидит вместе с человеком, о котором говорит московское радио, и хотел поддерживать со мной хорошие отношения, от чего я уклонился. Среди приближенных к начальнику зэков, своего рода лагерного истаблишмента, как среди московского, тоже упорно держался слух о моих связях с КГБ. Из Москвы, с небольшим сроком и непонятным делом — и еще когда я был в дороге из обрывков офицерских разговоров создалось впечатление, что едет под видом зэка эмиссар КГБ проверять, какие условия в лагерях, как настроены зэки и администрация, вечная русская история, что "к нам едет ревизор".
Выйдя с вахты, я увидел поднимающуюся за сплошным забором сопку, поросшую редким лесом, как бы зеленый задник печальной
лагерной сцены. Ужас охватил меня при мысли, что мне предстоит пробыть здесь два года."
Амальрик А. А. Записки диссидента. - Анн Арбор : Ардис, 1982. - 361 с.
DSC_2601
Из Википедии
Коллекционер художников-авангардистов, в частности приобретал картины у своего друга Анатолия Зверева. Занимался написанием пьес в духе «театра абсурда».
В мае 1965 года арестован и осужден к двум с половиной годам ссылки в Сибирь за тунеядство. В июне 1966 года досрочно освобожден и вернулся в Москву. Работал на должности внештатного сотрудника в Агентстве печати «Новости». Публиковался за рубежом.
Вместе с Павлом Литвиновым написал сборник «Процесс четырёх» о суде над Александром Гинзбургом, Юрием Галансковым, Алексеем Добровольским и Верой Лашковой. В октябре 1968 года передал сборник иностранным корреспондентам, с которыми много общался. В конце 1968 года был уволен из АПН и стал работать почтальоном.
В апреле—июне 1969 года написал имевшую значительный резонанс книгу-эссе «Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?»[1], где указал на неизбежный распад СССР (например, в итоге возможной войны с Китаем), публиковал и другие свои работы на Западе и в самиздате, что привело его к заключению.
21 мая 1970 года арестован и этапирован в Свердловск. На процессе 11—12 ноября 1970 года его судили вместе с Львом Убожко, который распространял работы Амальрика. Виновным себя не признал. В последнем слове Амальрик сказал:
…Ни проводимая режимом «охота за ведьмами», ни её частный пример — этот суд — не вызывают у меня ни малейшего уважения, ни даже страха. Я понимаю, впрочем, что подобные суды рассчитаны на то, чтобы запугать многих, и многие будут запуганы, — и все же я думаю, что начавшийся процесс идейного раскрепощения необратим.[2]
Приговорён судом к 3 годам лагерей по статье 190-1 УК РСФСР («распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский общественный и государственный строй»). Отбывал наказание в Новосибирской и Магаданской областях. 21 мая 1973 года, в день окончания его срока, против Амальрика было возбуждено новое дело по той же статье 190-1 УК РСФСР. В июле 1973 года снова приговорён к 3 годам лагерей. После четырёхмесячной голодовки протеста и просьб о помиловании, поступивших со всего мира (в том числе от 247 членов ПЕН-клуба), приговор был изменён на 3 года ссылки в Магадан. Большую часть срока провел в колонии, расположенной вблизи посёлка Талая. Возвратился в Москву в мае 1975 года.
DSC_2602
DSC_2606
Многие соглашаются, что "исправительно"-трудовой лагерь никого не исправляет, число повторных преступлений в несколько раз выше числа первичных. Сложный вопрос, должно ли быть наказание жестоким или мягким, но во всех случаях оно должно человеческую личность восстанавливать, а не разрушать —Лагерь ее разрушает. Чтобы исправиться, надо испытывать чувство вины — мало кто в лагере его испытывает; считают, что осуждены несправедливо: за изнасилование - 77,5%, за убийство - 69,7%, за хулиганство - 68,9%, за грабеж и разбой — 68,3%. Сидящие за хозяйственные преступления стопроцентно считают себя осужденными справедливо — не трудно догадаться, что это все члены СВП, "осознавшие", чтобы выйти досрочно; сидящие за "государственные преступления" и сопротивление властям — так же стопроцентно считают себя осужденными несправедливо .
По данным опроса 2 500 человек в разных лагерях.

"К новой жизни", 1973, №2, стр.56. (Журнал МВД, в общую продажу не поступающий).


DSC_2608
DSC_2609
Другая форма сопротивления - более редкая — голодовки, у нас в зоне их не было, но я знаю случаи в тюрьме: иногда администрация в мелочах уступает, чтобы зэк прекратил голодовку, но чаще он сам не выдерживает. Случаи отказа от работы тоже редки: за них давали сначала пятнадцать суток ШИЗО, а потом шесть месяцев ПКТ [ Помещение камерного типа находятся тут на втором этаже].
Более типичной формой протеста, особенно для блатных, были оскорбления офицеров, порча имущества, поджоги, членовредительство. Случались избиения сотрудничавших с администрацией зэков, чаще бригадиров, потому что тут дело касалось оплаты, было даже убийство при мне. Во многих "буйных" проявлениях протеста роль играла водка, каждый почти день в ШИЗО доставляли пьяных: голодные быстро дурели от водки, а так как достать ее было делом престижным, то зэки помоложе хотели показать всем, что они пьяны. Несколько раз друзья из "отрицаловки" приглашали меня выпить с ними, я не отказывался, но более полстакана не пил. Распространено было нюханье ацетона, который доставали в малярке, один из ацетонщиков, нанюхавшись, свалился в снег и замерз.
Амальрик А. А. Записки диссидента.
DSC_2610
Первый этаж ШИЗО -штрафной изолятор,  второй этаж ПТК-помещение камерного типа.

DSC_2617
DSC_2623
DSC_2654
DSC_2626
мне предстояло досиживать трое суток в ШИЗО. В тюрьме я поругался под Новый год с пьяными надзирателями, которые двух молоденьких солдат — только что с воли — уложили без матрасов на цементном полу, матрасов я для них добился, а для себя - карцера. Офицеры МВД держались со мной осторожней, чем с уголовниками, но тут и КГБ хотел на мне зло сорвать. Стояли пятидесятиградусные морозы, в бетонной одиночке с разбитым окном даже ночью я не мог надолго прилечь, делал зарядку, чтоб как-то согреться, или сидел, подняв топчан и прижавшись к проходящей в двух вершках над полом трубе отопления. Суп давали через день, а ежедневно - кусок хлеба с солью и кружку кипятка. Чтоб занять себя как-то, я сочинял стихи.
Амальрик А. А. Записки диссидента.

DSC_2632
DSC_2633
DSC_2634
DSC_2638

DSC_2640
DSC_2642
DSC_2643
DSC_2645

"Я еще застал либеральные порядки, когда миску можно было отнести в барак, в столовую ходили толпой и рассаживались, где кто хотел. Затем ввели хождение строем по отрядам, постоянное место за столом — новички получали его не сразу. Утром, днем и вечером давали суп — жидкий, иногда отвратительный, на завтрак еще бурый раствор с пятнадцатью граммами сахара, на обед — кашу без масла, а на ужин - тем, кто выполнял рабочую норму, половник жидкого гороха с маслом, скорее всего машинным. Над раздаткой висели таблицы с нормами питания — в среднем 3/4 от нормально необходимого числа калорий - и плакат: "Хлеб к обеду в меру бери, хлеб - драгоценность, им не сори!" Пайку то давали на руки, то хлеб лежал на столах, иногда есть можно было только корку, а мякотью "сорить", иногда что-то не срабатывало — и неделю кормили белым хлебом. Забракованную на ферме чернобурых лисиц селедку отправляли в лагерь, стоило ее взять в руки, она расползалась, давали ее дважды в неделю. Суп в обед варили на мясе: на двенадцать человек ставили котел, в котором было несколько кусочков мяса, но меньше двенадцати — и вот каждый несся скорей к столу, чтоб зачерпнуть первому, и я тоже. Потом я понял, что становлюсь на страшный путь, и стал действовать с большим чувством достоинства: я брал половник и всем разливал суп, а себе последнему — впрочем, кусочек мяса я себе оставлял.

Многие страдали от авитаминоза, язв, гастрита, недоедания, но в целом зона голодной не была, кто попадал с "материка", удивлялся:

"У вас хлеб на столах лежит!" Сама Магаданская область, по советским меркам, хорошо снабжалась — это сказывалось на лагере, а кроме видимого распределения через столовую, ларек (на 6 рублей в месяц), посылки (5 кг в полгода с половины срока) существовало еще невидимое распределение.

Амальрик А. А. Записки диссидента.

DSC_2657
DSC_2658
DSC_2659

Педерастия уголовно наказуема в СССР, при мне нескольких осудили и дали по три-четыре года, угроза срока как будто никого не останавливала. В оперчасти был список пассивных педерастов —и время от времени самых заметных отправляли в другие лагеря впрочем, их там сразу распознавали.

Немало было и онанистов, некоторые взбирались на крыши бараков, расстегивали штаны и высматривали где-то вдали, в поселке женщин в качестве объекта своей любви. Другие при этом довольствовались рассматриванием картинок — "Плэйбой" в зону не попадал, и это были физкультурницы и доярки из "Огонька", даже портрет Крупской мог идти в дело. Картинки вообще весьма ценились, было также много любителей "ловить сеансы" — то есть подглядеть какие-то более или менее скрываемые части женского тела, много зэков таскалось в санчасть и школу, где работали женщины, полюбоваться на женский зад или ногу.
Амальрик А. А. Записки диссидента.

DSC_2660
DSC_2662
DSC_2663
Бывал в этих краях и известный авторитет вор в законе Вячислав Иваньков -Япончик. Пробыл тут не долго, меньше года и не очень комфортно ему тут было. Местные авторитеты не признали его корону.

"Итак, на зону в Магадане (точнее, в поселке Талый Магаданской области) Япончик приехал в марте 83-го (по другим данным, в 82-м году), будучи коронованным по всем правилам вором в законе. Надо отметить, что свое "почетное звание" Иванькову пришлось довольно серьезно отстаивать. По заданию администрации колонии вновь прибывшего москвича должны были "опустить" - то есть изнасиловать в камере. После этого вор автоматически лишался авторитета. Для этого Иванькова поместили в одну камеру с осужденным за изнасилование Гребенцом. Япончик был болен радикулитом и поэтому особо сопротивляться не мог - говорят, что в то время его постоянно избивали. Через некоторое время такой пытки Япончик добился того, чтобы его перевели в другую камеру. Говорят, что на это не пожалели денег "общака".
127361316
   Выздоровев, Иваньков напросился на работу в швейный цех, где работал Гребенец. Сохранилось его обращение к администрации: "Прошу предоставить мне физическую работу во вверенном Вам учреждении, так как у меня нет денег на лицевом счете и по состоянию здоровья работа мне необходима". История закончилась тем, что Гребенец попал в больницу с ножницами в спине. Выжил, освободился, но "пропал" на воле. Его достали и там. В истории с ножницами Япончика спасло лишь то, что начальник колонии очень хотел попасть на учебу в московскую академию и инцидент от вышестоящих инстанций скрыл."
http://www.compromat.ru/page_9764.htm

DSC_2665
DSC_2669
DSC_2670
DSC_2675


Промзона.
DSC_2695

"В шесть был подъем — гремел и грохотал гимн в уши, а с восьми начинался развод на работу, в морозной мгле мы строились по пятеркам у ворот в промзону, ДПНК отсчитывал: первая, вторая... - и знакомая картина открывалась нам: разбросанные доски, железки, кирпич, бетонные блоки, лужи мазута. 1-й отряд работал в авторемонтных мастерских и на дизельной электростанции, 2-й — в мебельном цехе, 3-й — в деревообделочном цехе, 4-й — на лагерных стройках, 5-й — в хозобслуге и обувной мастерской. Мебельное производство было основным: я проследил процесс от сушки древесины до сборки, если такая мебель продержится год, то слава Богу, впоследствии купленный нами с Гюзель стол развалился меньше чем за год. Дерево везли за 100 км из колонии-поселения Буюнда и за 1000 км с Амура, привозная древесина была дешевле."
Амальрик А. А. Записки диссидента.


DSC_2697

В зоне были мебельный цех, сапожная и авторемонтная мастерские.

Если офицер, или вольнонаемный хотели, чтоб им сделали, скажем, кресло, они должны были пронести зэкам продукты, водку или деньги, которые опять-таки шли на продукты или водку. Гюзель и сейчас носит торбаза - чукотские сапоги из оленьего меха, — сшитые в нашем лагере за две бутылки водки. Шофер, чья машина ремонтировалась в зоне, знал, что если он механикам водку не привезет, то его машина из зоны выйдет, но через два километра напрочь остановится.

DSC_2699
DSC_2705

При мне было два побега: одного беглеца схватили на следующий день — он добрался до Магадана проверить, не изменяет ли ему жена, за изнасилование срок у него был двенадцать лет, за побег добавили два; другого схватили в тот же день недалеко от лагеря — ему срок даже сократили, так как тут выяснилось, что он несовершеннолетний и посажен во "взрослый" ошибке.

DSC_2706
DSC_2707
DSC_2708

Решение об эвакуации заключенных было принято после того, как в начале января 2005 года в исправительном учреждении вышла из строя единственная котельная и около 300 заключенных и персонал колонии в 50-градусный мороз остались без тепла.
Поселок Талая расположен более чем в 300 километрах от Магадана. Починить вышедший из строя насос на дизельной установке котельной не удалось, возможности доставить в колонию новое оборудование не было, и руководство дальневосточного УИН приняло решение этапировать осужденных из Талой в колонии общего режима южных регионов Дальнего Востока.

Сейчас эта территория представляет собой музей под открытым небом времен Советских исправительных лагерей. Открыта для любителей индустриального туризма.
DSC_2712

В рамках проекта "Призрачная Колыма".

Без людей и их правил обычные здания и руины... Не место страшно, а сам человек с его представлениями о правильном и ложном...
отец когда-то в 1968-69 служил в Архангельской области в охране трудовой колонии много чего рассказывал, а теперь у этого посёлка даже есть вэбстраница, я как посмотрел то стало как-то нехорошо, ещё более не хорошо чем отцет рассказывал, ваш рассказ тоже впечатлил
суровые места для суровых людей.. :-/
ужасно смотреть на мертвое то, что я видел более 10 лет живое...
Обычные люди ( я имею ввиду семьей офицеров и прапорщиков) жили, водили детей в школу, выращивали огурцы и помидоры в теплицах, ели вкуснейший хле (бухунки по 1,5-2 кг), варили борщи и просто щи, кормили мужей и отправляли их на работу(службу), спорили и писали жалобы, радовались, что в долине пустили самолет (кукурузник) до Магадана, ходили на танцы на курорт и все - стерлось с этой Земли, осталось только пока в памяти у кого-нибудь...
Спасибо,Евгений,за информацию.Тюрьма-она тюрьма и есть.Конечно для тех,кто видел док.фильмы из тюрем
Германии,всё это -тихий ужас.Но не надо забывать уровень жизни "на воле".Очевидно больше всего доставалось людям,жившим до осуждения в относительном комфорте и достатке,образованным и способным к осмыслению своего положения.Многое зависело от "человеческого фактора",и это были уже другие времена.Тяжёлые природные условия тоже влияли.Жалко,что эти "памятники" остаются поганить землю.Обратил внимание на теперь конечно негодный деревянный забор.А раньше?Как понимаю,всё,и эти доски,доставляли издалека.Такая бесхозяйственность у нас повсеместна. Ещё раз-спасибо!Такие рассказы заставляют задуматься.Вот Китай активизировался-способна Колыма развиваться и противостоять?Я радуюсь,когда кто-то в комментах пишет:"у меня Магадан ассоциировался... ,а оказалось..."Очень хочется, чтобы край стал живым и процветающим-при этаких богатствах!Климат?Так у нас по всей стране "климат".
тальская зона
круто!
спасибо!
а хлеб тальский, и правда, был славный..
помню..
а ещё там птичка была..
чуть дальше если проехать..
Кто-то сбегал с Талой в Магадан последить за женой, а кто-то с Магадана с той же целью перся на Талую... Санаторий-то пашет еще? Или закрыли? А хлеб да, в начале 90-х был еще известен, потом не знаю.

Edited at 2014-08-06 12:07 am (UTC)
Спасибо, очень познавательно. И раньше предполагал, что слухи о сотнях миллиардов зэков на Колыме - легкая аллегория.)
Буду рад читателям =)
Хорошие фотографии, иногда забываешь, что на родной 1/6 части суши есть столько интересного.

И с удовольствие приглашаю читателей в свой блог, где вы найдёте белых медведей, либерастов, похождения Ломоносова, униженных бельгийцев, морские пейзажи и северные городишки, а также вестготов, иберов и саксов.
страх и ужас. как говорят в народе." от сумы и тюрьмы не зарекайся."
из всех животных только человек может посадить другого в клетку и при этом радоваться.
вот как? А разве Магадан-не столица колымского края?
и где же начинается Колыма и куда относится Магадан?
В сильные морозы заморозили систему отопления. Далее посчитали не разумно ее восстанавливать,