Урановый рудник. Бутугычаг-2015. Колыма.


На 222км Тенькинской трассы на Колыме есть яркий знак предупреждающей об опасности. Да, тут есть радиация. 70 лет назад  муравейником трудились тысячи заключенных. Об этом расскажу подробно. В тех местах берут свое начало ручьи "Черт", "Шайтан", "Коцуган" (черт -якут. ). Неспроста давалось такое название этим местам.



Ранним утром собравшись на повороте мы отправились в кузове грузовика-вездехода по заброшенной дороге к фабрике рудника Бутугычаг, в надежде проехать максимально дальше на автомобиле к наброшенным шахтам.


проехали здание электростанции которая в пару километров от трассы.


Идущий по дороге ручей постепенно превращается в глубокую реку.



Через несколько километров появились хвостохранилище перемытой породы.


Здание фабрики, как и все сохранившиеся постройки лагерей, выполнено из природного камня.


На сколько все серьезно можно видеть на этой карте-схеме созданной Областной санэпидемстанцией.






Огромную территорию ограждал забор колючей проволоки.




Все склоны близлежащих сопок изрыты разведочными траншеями.


Там где проходила дорога на Верхний Бутугычаг теперь течет ручей, в дождливые месяцы превращаясь в полноводную реку.



Объезды и поиски заросшей дороги продолжались до темноты.


Настал тот момент когда грузовик встал.  Путь преградил глубокий обрыв, который невозможно было преодолеть. Последнее половодье размыло окончательно уничтожило дорогу.


В итоге проехать получилось до ОЛП "Центральный", который в нескольких километров от обогатительной фабрики. На следующий день, после завтрака туда и отправились.



С момента своей организации в 1937 году рудник «Бутугычаг» входил в состав ЮГПУ – Южного горнопромышленного управления и сначала являлся оловодобывающим рудником.
в феврале 1948 года на руднике «Бутугычаг» организовали лаготделение № 4 особого лагеря № 5 – Берлага «Берегового лагеря». Тогда же здесь начали добывать урановую руду. В связи с этим на базе уранового месторождения был организован комбинат № 1.
На «Бутугычаге» стал строиться гидрометаллургический завод мощностью 100 тонн урановой руды в сутки. На 1 января 1952 года численность работающих в Первом Управлении Дальстроя выросла до 14790 человек. Это было максимальное количество занятых на строительстве и горнопроходческих работах в данном управлении. Потом также начался спад в добыче урановой руды и к началу 1953 года в нем насчитывалось только 6130 человек. В 1954 году обеспеченность рабочими кадрами основных предприятий Первого Управления Дальстроя еще более упала и составила на «Бутугычаге» всего 840 человек. ( Козлов А. Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР… — Ч. 1… — С. 206.)


  • Урансодержащую руду Бутугычага доставляли в Магадан в мешках под усиленной охраной. В порту руду грузили на подводную лодку, которая через Татарский пролив шла во Владивосток, где стратегическое сырье перегружали в самолет и доставляли в Москву. Обрабатывалось сырье на спецзаводе в Подмосковье[Л 42].


91-ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 650. Л. 172, 175

Горные выработки рудника- плод каторжной работы тысяч заключенных. Видны фрагменты ОЛП " Сопка". Скоро там окажемся.




«ОЛП № I» означало: «Отдельный лагерный пункт № I». ОЛП № 1 Центральный был не просто большим лагерем. Это был лагерь огромный, с населением из заключенных в 25-30 тысяч человек, самый крупный на Бутугычаге"
-Жигулин А.В.  "Черные камни"




"Сомнений уже не было — этап собрали на Колыму.
Даже в лагерях Колыма была символом чего-то особенно грозного и гибельного. На побывавших там смотрели как на чудом вырвавшихся из самой преисподней. Таких было так мало, что их прозывали по кличке — Колыма, даже без прибавления имени. И все знали, кто это."
Горчаков Г. Н. Л- I -105 : Воспоминания



В изобретательности ГУЛага мы еще раз убедились, когда с пересылки нас повезли на машинах. Обыкновенные открытые трехтонки с высокими бортами послушно выстроились вдоль трассы. Впереди у кабины отгорожена скамеечка для конвоя. А как же нас повезут — навалом? Приказали залезть в машины и выстроиться пятерками лицом к кабине. В каждой машине по десять пятерок. Набито плотно. Отсчитали первые три пятерки и скомандовали:
— Кругом!
Так стоя и поедем?.. Еще команда:
— Садиться!
С первого захода не получилось.
— Встать! Разом, разом надо садиться! Ну, сели!
Уселись, можно сказать, друг у друга на коленях, а те, что непосредственно лицом к лицу, образовали коленями между ног надежный замок, как у сруба. Мы все превратились в живые бревна. Кто и захотел бы подняться — не вскочишь, ноги даже не вытянешь. Вскоре почувствовали, как ноги стали затекать...
Горчаков Г. Н. Л- I -105 : Воспоминания

Бутугычаг. Центральный лагпункт. Вот куда мы попали.
Не сразу прониклись мы угрюмостью тех мест — небольших долин, окруженных сопками, сопками, сопками без конца...
Помогая друг другу вылезти из машин, постепенно ощущая, что ноги наши все-таки живые, — мы и такой воле рады были.
Тому современному читателю, которому хочется, сидя в мягком кресле, читать про то, как урки пиками выкалывали нам глаза, гвозди вбивали в ухо или как конвоиры устраивали на нас охоту, я бы посоветовал — подняться, вытянуть руки вверх и продержать их так минут хотя бы десять, не опуская. Вот после этого я могу продолжать для него свой рассказ.
Рудник, на который мы попали, принадлежал Тенькинскому горнопромышленному управлению. Вся Колыма делилась на пять районных ГПУ. Тенька находилась в стороне от главной трассы. Доезжаем до поселка Палатка на семьдесят первом километре трассы и сворачиваем влево. На сто восемьдесят первом километре от Магадана районный центр — поселок Усть-Омчуг, и от него еще северней километров пятьдесят — вот тут и будет Бутугычагское отделение Берлага.
Горчаков Г. Н. Л- I -105 : Воспоминания

Колонну прибывших выстроили в зоне и с приветственной речью обратился нарядчик Бобровицкий, из каторжан. Это был блондин, с тонкими, злыми чертами лица, одетый в необычную лагерную телогрейку: повсюду пущены строчки, пришиты воротник и накладные карманы, все края окантованы кожей — это придавало телогрейке щегольской вид. Меня потом удивляло, что такие телогрейки носила вся Москва... На спине телогрейки пришит номер. Все зеки здесь носили номера.
Местные названия "Бутугычаг", "Коцуган", в переводе звучащие примерно как "Чертова долина", "Долина смерти"; прямые названия участков: Бес, Шайтан — сами по себе говорят, что это за места...
Горчаков Г. Н. Л- I -105 : Воспоминания



БУР... Барак усиленного режима. Большая сложенная из дикого камня тюрьма в лагере.
Я описываю тюрьму (ее еще называли «хитрый домик») на главном лагпункте Бутугычага — Центральном. В БУРе было множество камер — и больших, и малых (одиночек) — и с цементными, и с деревянными полами. В коридоре — решетчатые перегородки, и двери камер были либо решетчатыми, либо глухими стальными.
БУР стоял в самом углу большой зоны, под вышкой с прожекторами и пулеметом. Население БУРа было разнообразным. В основном — отказчики от работы, а также нарушители лагерного режима. Нарушения тоже были разные — от хранения самодельных игральных карт до убийства."
-Жигулин А.В.  "Урановая удочка"

Известно, что одну из решеток изъяли в местный краеведческий музей.



"Когда мороз не превышал 40 градусов, нас направляли в бригаду № 401. Такой номер имела бригада БУРа. Это были люди, отказывающиеся от работы в шахте. Не хотите работать под землей в тепле — пожалуйста, работайте на свежем воздухе. Нас — человек 15-20 выводили из зоны на место работы в конце развода. Место работы было видно издалека — склон противоположной поселку сопки. Все Бутугычагекие сопки, кроме некоторых скал, были по существу огромными горами, словно наваленными из гранитных разной формы и величины камней. Было два поста солдат: один внизу по склону, другой — вверху, метрах в ста. Сущность работы заключалась в следующем: в переноске крупных камней. Снизу вверх. Работа была очень тяжелая — с большими камнями в руках, в потертых ватных рукавицах по обледенелым таким же камням надо было идти вверх. Мерзли руки и ноги, щеки жег морозный ветер. За день бригада № 401 перетаскивала вверх
большую груду, пирамиду камней. Солдаты на обоих постах, естественно, грелись у смолистых костров. На следующий день работа шла в обратном порядке. Верхнюю кучу-пирамиду переносили вниз. А это нисколько не легче. Так в двадцатом веке оживала, реально воплощалась легенда о сизифовом труде.
Месяца за два такой работы мы жестоко обмораживались, слабели и ...просились в шахту."
-Жигулин А.В. "Урановая удочка"



По всей видимости, самое теплое место БУРа, с двойной крышей и большой печью. Нары в караульном помещении отдыхающей смены.


Тут же брусья. Их можно встретить возле казармы охраны в любом лагере Колымы.







В одной из камер на стене нацарапана эта табличка, возможно кому-то служила календарем.




Эта гора обуви служит визитной карточкой Бутугычага. Возможно она появилась из разрушенного здания склада. Подобные кучи есть на месте других лагерей.






ОЛП Центральный сегодня...

 фото 1950г.

Продолжение в ближайшем посте, где мы поднимемся по бремсбергу и пройдем до горной выработки по железной дороге к ОЛП Сопка.

promo drs_radchenko july 17, 2013 20:41 188
Buy for 100 tokens
Привет! Меня зовут Евгений Радченко, Живу и работаю в Магадане. Меня можно найти в Фейсбуке, ВКонтакте и Твиттере. В своём блоге показываю и рассказываю о тех местах Колымы где, бываю по работе или в путешествиях :) "Северные территории"- фирма, которая Вам поможет в…
При всем этом получать любую дозу просто так не хотелось бы. А вам?
Мы их и так получаем, метро, горы, рентген в больнице, самолет... Как раз на этом уровне.

Все, что ниже 5 бэр в года - даже не насморк. Вообще ничего. Совсем ничего. Знаю по себе и коллегам (и отчетам и практике жизни в этом деле). Человек за 1,000,000 лет не то, что привык к мелкому облучению, есть одна и из теорий, что и получился из-за этого :)
Вокруг нас этих излучений - сколько угодно Мелочь радиоактивная, электромагнитные всех частот, ультрафиолет... В мелких дозах мы просто привыкли жить. По сравнению с куревом, выпивкой и прочими излишествами - просто польза :)

Рентген в год - пустота. 10 за раз - ничего. 30-50 за раз - насморк. Стакан водки в 2 захода для профилактики. И витаминки с антиоксидантами.

Конечно, кому-то может не повезти и что-то плохое у него активируется. Только боюсь, это плохое у этого кого-то и так бы вылезло. За 60 активных работ с радиоактивными делами наука так не смогла обосновать беспороговое воздействие. Сколько не старались сторонники этого дела, оно так и осталось на уровне вреда от мониторов и сотовых телефонов. Воздействие только пороговое, схватил больше 100 - будут некоторые неприятности, кожа, кровь, печенка, костный мозг... Схватил больше 500 - будут большие неприятности, вплоть до финальных... :(

А мелочь - людей пугать только :) ИМХО, конечно.
Юморист вы, однако. Зэки что, работали в средствах защиты? И подвергались только наружному облучению, и только в шахте? Нет, они дышали радиоактивной пылью - изо дня в день, и пили радиоактивную воду. Таким образом, получая сочетанное поражение организма, причем накапливающимся количеством радионуклидов. В принципе, при поражении радиоактивной пылью для развития онкопроцесса достаточно одного вдоха. Он у этих зэков и развивался. Далее. На карте отмечены бочки с породой, уровень радиации обозначен как 500-700 мкР/ч. Об уровне в самой шахте можно только догадываться, но он по определению не мог быть ниже. Вечер сразу перестаёт быть томным, не правда ли? Какова была радиоактивность самой отсепарованной руды, данных нет - но она в любом случае была еще выше. Никаких средств защиты, подчеркиваю, не обнаружено. Так вот. Основная масса заключенных комиссовывалась ("актировалась") через полгода работы. Затем уже помирала свободными. Многие умирали в лагере. В основном - от острых лейкозов, тяжелых нарушений функций ЦНС и пищеварительного тракта. Это подтверждается многочисленными следами патологоанатомических вскрытий трупов заключенных - санчасть пыталась выяснить причины крайне высокой смертности заключенных. На тот момент о радиации и ее влиянии на организм знали мало, а за высокую смертность начальников лагерей по головке не гладили. План надо было давать, а доставка людей на Колыму - дело очень затратное.

Edited at 2018-02-21 11:22 pm (UTC)
В шахтах фон, от содержание радиоактивных элементов не привышает в 50-70 мкР, т.е. естественный фон гранитов. Для того что бы радиоактивность повысилась, руду надо сконцентрировать на фабрике, путем многократных обогатительных процессов. Один из них, является прожарка рудосодержащего песка. С этого момента концентрат имеет около 1000-1700мкР/ч и является опасным. Так же повышенный фон зарегистрирован в отстойниках и хвостохранилище, то что вы назвали бочками. Это и есть лишний песок от обогащения. В своих рассуждениях про радиацию в шахте, вы заблуждаетесь. Дозиметры не врут.
Дозиметры, конечно, не врут. Но стандартный дозиметр показывает одну гамму. А граниты с вкраплениями урана имеют еще торий и калий-40, имеющими выхлоп по альфе в 5-6 раз выше, чем по гамме и вдвое выше по бете. Плюс, при нагреве гранита выделяется радон, обеспечивающий то самое облучение легких в замкнутом помещении шахты, о котором я писал.
Вкрапления настолько малы, что не могут повлиять на окружающую среду. Назовите мне хоть одно природное место на поверхности земли, где был бы фон опасный для здоровья, имеется ввиду, где человек, мог бы находиться накапливая смертельную дозу за 2-3 месяца? На Бутугычаге такое место было на печах где обжигали рудосодержащий песок, про них Жигулин и писал.
В шахте холодно, -5 круглый год нагрева гранита там не было.